В России автоперевозчики жалуются на растущие неплатежи клиентов

664
Фото носит иллюстративный характер

В период карантинных ограничений у клиентов автоперевозчиков сильно упала платежная дисциплина, сообщает газета Коммерсантъ.

Автомобильные грузоперевозчики отмечают, что в период карантинных ограничений у клиентов сильно упала платежная дисциплина – в среднем оплата задерживается на 60 дней.

В наибольшей степени это коснулось малого и среднего бизнеса, и теперь отраслевая ассоциация просит Госдуму законодательно ограничить предельный срок оплаты выполненных работ 15 днями. Крупные компании тоже отмечают рост обращений за отсрочкой, однако видят, что ситуация меняется в лучшую сторону со снятием ограничений. При этом к регламентированию срока оплаты и они в основном относятся позитивно.

Отраслевая ассоциация обратилась в Госдуму с просьбой законодательно ограничить 15 днями максимальный срок отсрочки оплаты уже осуществленных грузоперевозок, по которым нет претензий к качеству. Сейчас, на рынке сформировался дискриминирующий механизм кредитования заказчиков за счет транспортных компаний из сегмента МСП «путем нерегламентируемого увеличения сроков оплаты». Ситуация усугубилась в период карантинных ограничений: по данным ATI.su, за март количество претензий со стороны перевозчиков на неоплату перевозок выросло на 15,2%, в апреле – на 27,9% к тем же месяцам 2019 года. Среднерыночная отсрочка платежа достигает 60 рабочих дней.

Сейчас при госзакупках заказчик по закону обязан расплатиться с МСП в течение 15 дней, и перевозчики предлагают распространить этот принцип и на другие контракты.

Президент ассоциации «Грузавтотранс» Владимир Матягин говорит, что тенденция к «кредитованию» заказчиков за счет перевозчиков существует давно и наиболее ярко выражена в строительном секторе. Так, по его словам, ассоциация в мае писала в администрацию президента России с просьбой разобраться с неоплатой завоза материалов на площадку отмененного строительства здания Верховного суда в Петербурге, в марте обращалась к президенту по аналогичной проблеме с подрядчиками строительства ЦКАД. При этом, как говорит Владимир Матягин, в условиях карантина проблема усугубилась: заказчики прикрываются тем, что у них проблемы с финансированием, при этом, поскольку заказов мало, фактически шантажируют перевозчиков.

Крупные компании также отмечают рост обращений за отсрочкой платежей.

Гендиректор ГК «Деловые линии» Фарид Мадани отмечает, что многие клиенты столкнулись с дефицитом ликвидности и запросили отсрочку, так как банки подняли процентные ставки и сократили объемы финансирования. «Тенденция налицо – спекуляция на ситуации с позиции силы», – говорит гендиректор компании «Точка-Точка» Артем Марчук, отмечая, что перевозчикам приходится закрывать кассовый разрыв из других источников. С ним согласна и управляющая московским филиалом ГК AsstrA Татьяна Гончаренко. Она добавляет, что, тем не менее, компания «зачастую готова принимать договорные условия наших клиентов, в том числе и по увеличению сроков оплат». Случаи задержки оплаты действительно участились в период ограничений, говорит начальник отдела российского экспедирования «Даксер» Алексей Черкашин: «Клиенты настаивают на увеличении отсрочки платежей до 60-90 дней. На этом фоне задержки с оплатой становятся катастрофическими».

Как пояснили в ПЭК, в период ограничений 80% клиентов, у которых есть отсрочка, обращались с просьбой увеличить ее, за два месяца просроченная дебиторская задолженность компании выросла на 40-50% по сравнению с тем же периодом 2019 года. Но, как только с 1 июня стартовал первый этап снятия ограничений, мы увидели улучшение ситуации, – говорит коммерческий директор ПЭК Андрей Серегин. Для клиентов важен был сам факт получения информации о том, что они могут работать. И, даже не дожидаясь поступления денег, они начали платить. Второй волной мы ожидаем возврат денежных средств от тех клиентов, которые привязывали оплату к выручке. Действенными мерами господдержки в сложившихся условиях могли бы стать снижение кредитной ставки и регламентация сроков платежей. Но, по словам Андрея Серегина, необходимо, чтобы период отсрочки платежа от отрасли к отрасли был дифференцирован: «Допустим, для продуктового ритейла отсрочка может быть короткая, для товаров народного потребления она может быть больше, для сегмента fashion – еще больше».